ayawaska-v-peru.com

Categories:

Научные исследования аяваски – 15 лет изысканий испанского фармаколога Джорди Риба и его команды

Джорди Риба, испанский фармаколог, работающий в госпитале Сан Пау в Барселоне, занимается исследованиями аяваски более 15 лет. Ниже приводятся выдержки из его интервью, данного OPEN Foundation в 2016 году, в котором он обобщает основные результаты этих исследований.

Аяваска
Аяваска

- Почему вы выбрали изучение аяваски, а не других психоделиков?

Наиболее важным для меня было то, что аяваска используется в культуре, а не просто как вещество для отдыха. Тот факт, что вокруг использования этого растения образовалась религия, добавил интерес к ней. Когда я познакомился с людьми, которые принимали участие в ритуалах аяваски, я был впечатлен тем, что они рассказывали мне об эффектах, которые они испытывали: инсайты в вопросах личной жизни, автобиографические воспоминания, интенсивные эмоциональные переживания… Ничего подобного я раньше не слышал.

- Каков легальный статус аяваски в Испании, и сложно ли было для вас начать это исследование с легальной точки зрения?

Конечно, существует международный список запрещенных психотропных веществ, но власти всегда оставляют дверь открытой для законных исследований. Мне посчастливилось познакомиться с Манэлем Барбанох, фармакологом в госпитале Сан Пау в Барселоне, где я работаю до сих пор, и он стал руководителем моей диссертации. У него была очень хорошая репутация, им было проведено много клинических исследований среди пациентов и среди здоровых волонтеров. Когда я пришел к нему и сказал: «вот есть такой препарат, аяваска, с интересным взаимодействием между его алкалоидами и использующийся в ритуальном контексте, и вот эффекты, о которых сообщают люди, он сказал: «Ок, я в деле, давай начнем работу с ней».

Итак, мы написали план исследования и отправили на внутреннее рассмотрение совета. Годы спустя глава этого совета сказал, что сначала они были шокированы, когда получили эту заявку, но они доверяли моему руководителю, так как у него была хорошая репутация, и решили одобрить ее. Затем мы должны были утвердить протокол в Испанском министерстве Здоровья, и они тоже дали добро. Так что мы никогда не встречали сопротивления со стороны медицинских учреждений или регулирующих органов.

- Состав напитка аяваска очень неопределенный. В Амазонии каждый, кто готовит аяваску, имеет собственный рецепт. Как вы стандартизируете исследования аяваски?

Конечно, в каждой традиции добавляют различные растения, но мы решили сфокусироваться на том варианте, который стал популярным в городских частях Южной Америки, и также распространился в Европе и Северной Америке. Это базовая комбинация Banisteriopsis Caapi и Psichotria Virdis, как в церквях, использующих аяваску. 3 года у нас ушло на то, чтобы получить аяваску в капсулированной форме, это позволило нам решить проблему эффекта плацебо, так как мы могли давать контрольной группе инактивные капсулы.

Некоторые участники наших исследований заявляли, что у них были видения от плацебо капсул, в то время как некоторые другие не чувствовали каких-либо изменений после низкой дозы аяваски. Многие пользователи аяваски говорят, что иногда малое количество аяваски дает сильный эффект, а в другой раз после большого количества ничего не происходит. Но при анализе результатов среди группы в целом интенсивность эффектов проявляет хорошую зависимость от количества принятой аяваски.

- Значит, это измерения, полученные от групп в целом. Но существуют ли индивидуальные различия? Аяваска выглядит менее линейной, чем, скажем, ЛСД или псилоцибин, - время наступления и продолжительность эффектов, зависимость эффекта от дозы. Эти полученные данные выглядят необычно.

Жидкая аяваска очень изменчивая. Количество алкалоидов может сильно меняться от одной партии к другой. Вы можете думать, что взяли один и тот же вид аяваски, но концентрация будет сильно отличаться.

Иногда двое людей пьют из одной и той же бутылки, и один не чувствует ничего, в то время как другой не может встать. Конечно, есть индивидуальные различия. Но если вы возьмете одного и того же человека и будете аккуратно давать ему контролируемые дозы, вы увидите усиление эффекта, если вы повышаете дозировку. В целом мы видели нормальный режим воздействия фармакологического препарата, в этом не было ничего магического. Магия была в содержании видений, в доступе к автобиографическим воспоминаниям, инсайтах и откровениях, все они были действительно волшебные.

- Также есть проблема рвоты. У вас есть ведра в лаборатории, или как это происходит?

Я знаю, что шаманская традиция придает особое значение чистке, но в большинстве наших исследований нам нужно было обходиться без рвоты. Мы не хотели, чтобы участники выбрасывали часть активных компонентов, попавших внутрь, так как мы намеревались измерять уровень алкалоидов в крови и плазме. Я думаю, капсулированная форма нам в этом помогла, так как у людей не было рвоты в самом начале. Тошнота была частым явлением в некоторых моментах, но рвота была у очень немногих людей.

- Не вносит ли это некоторые различия между лабораторными и полевыми условиями?

Да, конечно. Всякий раз, когда вы хотите провести измерения, вы должны стандартизировать объекты и методы исследования. Так что всегда будут отличия, когда вы принимаете аяваску в лаборатории, или когда дома в одиночестве, или с друзьями, или в Амазонии с кем-то, кому вы доверяете или не доверяете.

- Вы могли бы подвести итог главных результатов всех этих лет исследований?

Наша начальная цель была увидеть, смогли бы мы проводить опыты с аяваской безопасно, и мы смогли продемонстрировать это. Это важно, потому что время от времени мы получаем новые сообщения в средствах массовой информации о людях, которые становятся агрессивными или даже умирают во время сессий аяваски в Амазонии. Мы не знаем, почему это происходит, но мы знаем, что, если вы осторожны с выбором людей и с дозировками и предоставляете безопасную обстановку, сессии аяваски могут быть проведены в лаборатории, и у людей будет хороший опыт.

- Вы никогда не наблюдали каких-либо серьезных негативных последствий?

В нашем первом исследовании был человек, который испытал переход в дезориентированное состояние, которое испугало его. Это было для него неприятно, некоторое время он не знал, кто он. Но это длилось всего 20 минут. Впоследствии он решил покинуть исследование. Пожалуй, это было самое серьезное последствие, которое я когда-либо наблюдал в этих контролируемых условиях.

Что касается физиологических аспектов, в аяваске содержится гармин, ингибитор моноаминоксидазы (ИМАО), который при взаимодействии с некоторыми пищевыми продуктами и другими препаратами может вызывать гипертонические реакции. Но мы обнаружили, что гармин очень быстро удаляется из организма. Мы не наблюдали интенсивного повышения кровяного давления или ускорения сердцебиения.

- Люди обычно начинают диету за несколько дней до сессии аяваски, воздерживаясь от пищи с высоким содержанием тирамина, чтобы избежать гипертонического криза. Кажется, ваши исследования не подтверждают этот риск?

Тут могут быть индивидуальные различия. У некоторых людей гармин выводится более эффективно, чем у других. Мы были сильно удивлены, что во многих образцах анализов мы не смогли найти гармин, то есть он даже не пересек барьер между желудочно-кишечным трактом и системой кровообращения из-за ферментов печени и кишечника. Похоже, что трудно получить серьезный токсический эффект после одной порции аяваски, если ваше здоровье в порядке, и вы не употребляете другие медикаменты. Но в любом случае вы должны быть осторожны и не пробовать комбинировать аяваску с некоторыми продуктами и лекарствами. 

Кроме того, я был серьезно заинтересован механизмами мозга, через которые аяваска вызывает ее эффекты. Мы использовали различные техники, чтобы определить их. Вначале мы изучали спонтанную электрическую активность мозга до и после сессии аяваски. Это было интересно, так как мы увидели, что аяваска уменьшает альфа-ритм – очень известный ритм электроэнцефалограммы (ЭЭГ), который возникает в затылочных областях мозга и является тормозящим – замедляет мыслительную активность и ухудшает внимание, особенно зрительное. Когда аяваска подавляет этот ритм, это повышает спонтанную активность затылочных зрительных областей. Этим можно объяснить зрительные видения, которые возникают у людей.

С помощью анализа функциональной связи между ЭЭГ-сигналами, записанными в разных точках, мы также обнаружили, что аяваска уменьшает контроль обработки информации. Обычно входящая информация – будь это внутренняя информация из вашей памяти, или внешняя, сенсорная информация, - интерпретируется исходя из вашего предыдушего опыта с этой информацией. Аяваска исключает из процесса интерпретации опыт, и вы заново переживаете, например, информацию из памяти, но совсем в другой форме. Это помогает вам дистанцироваться, или посмотреть по-новому на вещи, которые вы уже знаете или уже переживали. Я думаю, это действительно ценно, и в этом заложен терапевтический потенциал, который может дать аяваска.

Мы также проводили исследования томографии мозга методом SPECT (однофотонная эмисионная компьютерная томография), которые показали, что аяваска увеличивает активность областей, обрабатывающих память и эмоции, и областей, находящихся между областью, отвечающей за когнитивные (познавательные) способности, и областью эмоций. Это также подтверждают отчеты участников сессий аяваски, которые говорят, что этот опыт совсем не развлекательный, что в уме могут всплывать болезненные воспоминания, и они могут заново переживать очень сильные эмоциональные процессы.

Заинтересовавшись этой возможностью быть способным отделить себя от своих мыслей и заметить свои ощущения, эмоции и воспоминания, мы провели недавние исследования, в которых оценили «аспекты осознанности» - то, чему пытаются учить некоторые психотерапевтические школы, - способность удерживать внимание в настоящем моменте, нереактивность, способность быть независимым от собственных мнений, способность не идентифицировать себя с собой. В нашем исследовании оценки участников после одной порции аяваски были близки к оценкам людей, много лет занимавшихся этими практиками.

Мы также оценили творческие способности во время сессий аяваски, и мы увидели, что аяваска уменьшает шаблонное, обусловленное мышление и способствует усилению творческого, нестандартного мышления, нахождению новых взглядов на вещи.

Нами были проведены некоторые начальные психотерапевтические исследования, которые показали, что аяваска может вызывать очень быстрые антидепрессивные эффекты, которые были видны после одной дозы и могли поддерживаться в течение трех недель. Классические антидепрессанты требуют недель регулярного употребления, прежде чем вызовут какие-либо заметные и полезные эффекты у пациентов.

Сейчас мы с моими коллегами из психиатрического отдела рассматриваем возможность исследования, может ли аяваска быть полезна для лечения других состояний – наркотических зависимостей, посттравматических стрессовых расстройств и так далее. Это то, чем я планирую заниматься в дальнейшем – начать получать данные о новых потенциальных применениях. Но я думаю, было важно сначала получить эти данные о безопасности аяваски и установить биологическую основу полезных эффектов аяваски, о которых сообщают люди. Если бы я описывал только эти цветистые истории, которые рассказывают люди об аяваске, мои коллеги не могли бы быть так легко убеждены в потенциальной пользе этих исследований.

Кроме того, мы начали исследование изменений в структурах мозга у людей, длительное время использующих аяваску, и мы увидели уменьшение толщины коры в затылочной области головного мозга – ключевом центре деятельности так называемой сети пассивного режима работы мозга (DMN), и увеличение толщины коры в лобных долях – центре внимания.

- Вы могли бы соотнести эти долговременные изменения в структуре мозга с личностными изменениями?

Да, мы разработали серию личностных опросников, и участники, длительное время использовавшие аяваску, показали более высокие результаты, чем контрольная группа, в личностной черте, которую можно назвать «эго-трансцеденция» - более объективное, неэгоистическое восприятие мира. Чем более сильным было уменьшение затылочной коры, тем выше были оценки этих личностных черт.

В некоторых психиатрических расстройствах существует неспособность подавлять сеть пассивного режима работы мозга, что сопровождается постоянными размышлениями об одном и том же – пережевываниями «ментальной жвачки», и депрессиями.

Мы делали исследования в Бразилии и здесь, в Испании, в которых оценивали кратковременную память и эффективность выполнения различных заданий у членов церквей аяваски. Пользователи аяваски выполняли некоторые задания лучше, чем контрольная группа. В некотором смысле это было для нас сюрпризом, так как обычно регулярное использование психоактивных веществ приводит к определенным дефицитам, по крайней мере это характерно для веществ, вызывающих привыкание. Схема, которую мы видим здесь, не имеет ничего общего со стандартными схемами веществ, вызывающих привыкание.

Мы также оценивали эффективность выполнения заданий перед сессией аяваски и во время нее. В этом эксперименте мы увидели, что людей можно разделить на две группы. Те, кто употреблял аяваску всего несколько раз, скажем меньше 30, во время сессий аяваски справлялись с заданиями хуже. Но опытные пользователи аяваски, наоборот, действовали эффективнее.

В нашем исследовании структуры мозга у людей, длительное время употребляющих аяваску, мы также наблюдали увеличение толщины коры в области, которая является ключевым хабом «сети положительных задач», или «сети внимания». Похоже, это помогает людям выполнять лучше некоторые нейропсихологические задания, так как многие из них зависят от корректного функционирования коры лобных долей мозга.

- В ваших исследованиях принимали участие только члены церквей аяваски, или были люди с разнообразным предыдущим опытом – шаманские подготовки и т. д.?

В большинстве лабораторных исследований, проведенных нами, участники не имели какого-либо религиозного опыта. У них были опыты с психоделиками, и только у некоторых были предыдущие опыты с аяваской. Затем, когда мы убедились в безопасности исследований, мы также нашли людей, у которых был опыт с мескалином, псилоцибином или другими похожими веществами. В исследованиях людей, длительное время употреблявших аяваску, принимали участие последователи религий аяваски, в основном церкви Санто-Дайме.

- Думаете, это могло повлиять на результаты? Участие в религиозной деятельности тоже может влиять на личностные качества и, кто знает, может даже на структуру мозга…

Да, это спутывающий фактор, и мы беспокоились, что полезные эффекты, которые мы видели у участников, могли быть комбинированными эффектами и от религиозной деятельности, и от приема аяваски. Но в последнем опыте, который мы опубликовали, по «аспектам осознанности», никто из людей, которых мы оценивали, не был участником религий аяваски или каких-либо групп, собирающихся на регулярной основе. Важной находкой было то, что мы увидели такие же полезные изменения у людей, и тут не было дополнительного эффекта от религиозных верований или участия в религиозных группах. Так что я уверен, что аяваска имеет терапевтический потенциал сама по себе.


Источник: https://www.stichtingopen.nl/interview-jordi-riba-looks-back-on-more-than-fifteen-years-of-ayahuasca-research/

С опубликованными исследованиями Джорди Риба более подробно можно ознакомиться здесь (на английском языке): 

https://www.researchgate.net/profile/Jordi_Riba2

© Ярина Красная, перевод на русский язык, 2019 | ayawaska-v-peru.com


Другие мои статьи об аяваске:

Аяуаска — культурная достопримечательность Перу

Аяуаска без ДМТ. Опыт недельного ретрита с чистой аяваской

Аяуаска и наука. Как аяваска действует на здоровье и психику

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.